Я всё-таки выбил у директора свои честно заработанные деньги

В сентябре 2012 года мы с товари­щами приехали из Тирасполя (Приднестровье, Молдавия) в Москву, а точнее — в подмосковный город Люберцы, устраи­ваться на работу в фирму по перевозке грузов. Но рассказ мой будет о другой фирме, вернее, о ресторане с залихват­ским казачьим названием.

Зашёл я как-то в этот ресторан и поинтересовался насчёт работы, поскольку сам являюсь казаком Черно­морского казачьего войска. Мне сказа­ли, что им нужен гардеробщик. При этом зарплату назначил сам заместитель ди­ректора Равиль Фархатович Т.

Помещение ресторана находится между цокольным и вторым этажами здания. На этих этажах производился ремонт — вскоре должны были открыть­ся развлекательный центр и сауна. Ес­тественно, где ремонт, там всегда ка­кие-то неполадки. Одной из проблем ресторана оказалось отсутствие отоп­ления — это вдобавок к сквознякам от окон и входной двери. А погода, должен сказать, уже стояла мерзопакостная.

Со сквозняками от окон и стенных щелей я кое-как сам разобрался, но луч­ше от этого не стало. Немного тепла по­ступало из зала, где отдыхали посетите­ли, однако мы закрывали двери, когда им становилось холодно. Можете предста­вить, каково мне было находиться в гар­деробе и соблюдать при этом этикет — носить форменную одежду.

Не день и не два я просил Равиля Фархатовича, чтобы он подошёл к организатору этой перестройки и попросил о скорейшем завершении ремонта систе­мы отопления, но, как обычно, всегда слышал, что с ним нельзя связаться или что-то подобное. Когда же это сверши­лось, я уже основательно простыл и про­должал работать с температурой 39,5.

Без российского медицинского по­лиса о посещении врача можно было даже не думать. На тот момент я отработал 20 дней. На просьбу отпустить меня до­мой полечиться добро получил не сразу. О выплате положенной заработной пла­ты и речи не шло.

В итоге я поехал в Тирасполь, кое-как там полечился. Взяв с собой лекарства, приехал обратно на работу, хотя лучше бы этого не делал. По приезде стал просить у Равиля Фархатовича зар­плату за отработанные дни прошлого месяца, но всегда слышал одно и то же:

— Денег нет, и не знаю, когда будут.

Хотя всем остальным сотрудникам-любимчикам платить было чем.

Я продолжал работать, надеясь, что в конце концов получу честно заработан­ные деньги. На дворе стоял уже ноябрь. И вот «чудо» свершилось: в виде аванса аж 2 тысячи рублей. Через какое-то вре­мя я добился оплаты труда за октябрь — с вычетом аванса, взятого в ноябре.

К декабрю 2012 года задолжен­ность по моей зарплате составляла уже 36 тысяч рублей. Поскольку я нуждался в серьёзном лечении, мы с начальством согласовали, что я оставляю за себя че­ловека, который получит деньги и пере­даст их мне.

С уверенностью, что Равиль Фарха­тович сдержит своё слово, поехал домой долечиваться. Временами созвани­вался с доверенным человеком, но тот говорил, что ни о какой передаче денег не было и речи, хотя доход у ресторана солидный.

И вот наступил 2013 год. После но­вогодних праздников я приехал в Люберцы и уже внаглую потребовал свою зарплату. Но из 36 тысяч рублей Равиль Фархатович выдал мне только 5 тысяч и твёрдо пообещал, что скоро я сполна получу остальное. Сказал, что он чест­ный человек и чужого ему не надо.

Тем временем я уже работал в охран­ном агентстве вахтовым методом, вахта длилась 20 дней. И вот через 20 дней я с трудом вытянул из замдиректора ресто­рана ещё 5 тысяч рублей. Ещё через 20 дней — ещё 5 тысяч.

Когда стали выяснять, сколько де­нег мне осталось выплатить, Равиль Фархатович стал с жаром утверждать, что только 16 тысяч рублей. Я уже и с этим согласился и потребовал данную сумму. А в ответ прозвучало уже привыч­ное:

— Денег нет.

Хотя я точно знал, что они есть.

В другой раз Равиль Фархатович сказал, что деньги, якобы отложенные специально для меня, у него украли. Вдобавок к этому я услышал в свой ад­рес кучу нецензурных слов. В общем, каждый раз узнавал о себе много ново­го, хотя честно работал гардеробщиком; даже разнимал драки и улаживал кон­фликтные ситуации, что не входило в мои обязанности.

В конечном итоге мне это надоело, и я позвонил Равилю Фархатовичу с предложением, от которого он не мог отказаться, — я был совершенно уверен, что этот алчный человек клюнет. И не ошибся. Предложение было следую­щее: я отказываюсь от 6 тысяч рублей, но получаю 10 тысяч, и на этом мы рас­ходимся. Вроде договорились.

Рано же я обрадовался! В назна­ченный день мы встретились, и Равиль Фархатович стал тыкать в меня пяти­тысячной купюрой и говорить, что остальные 5 тысяч заплатит когда-ни­будь потом. Я ему напомнил о нашем договоре и пригрозил, что если сейчас же не получу остальное, то буду требо­вать всю сумму, то есть 16 тысяч руб­лей.

И что вы думаете? Осыпав меня са­мыми последними матерными словами, он таки раскошелился — кинул на стол 5 ты­сяч рублей. И такое унижение я претерпел от ровесника своего сына!

Возможно, директор ресторана и не знает, что творится в его заведении. Я бы мог его на этот счёт просветить, да воспитание не позволило стать стука­чом. А теперь думаю: может, надо было подойти к директору в редкие моменты его пребывания в Люберцах и всё рас­сказать? Может, тогда и получил бы всю причитающуюся сумму? Я не заключал ни юридического договора, ни трудово­го соглашения, а когда поднял этот во­прос, мне ответили: «У нас всё по-чест­ному». Вот вам и честность…

Это интересно...

Оставить комментарий

avatar