Я вдруг поймала себя на мысли: а мужичок-то ничего, симпатичный

В краю магнолий

В прежние времена мы всей семьей каждое лето ездили в Лизею. Это было наше любимое место у моря. Останавливались в доме друга моего мужа — хлебосольного, добродушного армянина Артура. Я быстро сдружилась с его супругой — простой русской женщиной Надей. Мы стали с ней не разлей вода. Чудесное было время!

Авиасосед

Но с некоторых пор визиты к морю прекратились. Умер муж. Наступило безденежье. А потом подросли детки, стали жить какой-то своей, обособленной жизнью. Я же существовала скорее по инерции…

А в этом году по весне попала в больницу. И при выписке врач строго-настрого приказал: отдыхать! И желательно у моря.

И вот я лечу в мою любимую Лизею. Мыслями погружаюсь в воспоминания о дивных садах на берегу моря, элегантных лайнерах у причалов, красивых загорелых людях на пляжах.

Мои размышления прервал сосед.

— Думаете о чем-то приятном? — неожиданно спросил он.

Я бросила взгляд на крепкого, загорелого мужчину моих лет. Меня поразили прозрачно-голубые, почти детские глаза. Безукоризненно отглаженная голубая рубашка и подобранный в тон красивый галстук усиливали этот необычный эффект.

Но продолжать беседу мне не хотелось. Я была погружена в свои мысли и не искала приключений.

Вечерний городок встретил пряными ароматами. Я искала в толпе знакомые лица. Вот они — Артур и Надюша. Мы обнялись и заплакали, не обращая внимания на людей, рассматривающих нас с любопытством.

Командировочный

Рано утром меня разбудил крик петуха. Вскочила с мыслью — на работу опаздываю, потом вспомнила, где я и рассмеялась.

— Где мое море, хочу на море! -запела я, зная, что все уже на ногах…

А когда мы были на пляже, мне казалось, что с каждой волной я становлюсь моложе и здоровее. Вечером мы отправились к подругам Надюши — Кате и Соне. Обе замуж так и не вышли, жили вместе в симпатичном домике с садом в пяти минутах от моря.

Как в былые времена, уселись на веранде за чаем, арбузом и вином. Хохотали над байками балагура Артура. Рассматривали фотографии. Очень приятный, домашний вечер шел к концу, когда вдруг раздался звонок.

— Это, наверное, квартирант. Командировочный. Вчера приехал. Он у нас всегда останавливается, — сказала Соня, поспешая к воротам.

Я стала собирать посуду со стола, пошла к рукомойнику и вдруг услышала:

— Добрый вечер, попутчица. А вам не кажется, что это судьба.

У двери стоял «авиасосед» и улыбался.

Я вдруг поймала себя на мысли: а мужичок-то ничего, симпатичный. Потом решила, что это в голову винцо ударило. Какое мне дело до этого типа! Через полчаса засобиралась домой.

— До скорой встречи, — сказал он, усаживая меня в машину. — Никогда не встречал такой женщины, как вы.

— Какой? — иронично хмыкнула я.

— Милой, доброй и какой-то родной…

Меня вдруг обдало жаром, захлестнули давно забытые эмоции. Как девчонка! — разозлилась я на себя.

Я уже лежала в постели, когда заглянула Надюша.

— О чем думаешь, подруга?..

— О Толе, конечно. О том, как нам здесь было хорошо. Ты же знаешь, как мы любили друг друга… Второго такого нет и не будет.

— Слушай, а этот Володя глаз на тебя положил! — словно не слыша меня, сказала Надя. — Однозначно. И Артур это тоже подметил. А у него — глаз-алмаз!

Поездка в юность

Проснулась я поздно, лежала в постели и думала, чем бы заняться. Хорошо бы съездить в Сочи, но Артур работал в мастерской — он был прекрасным механиком, работы ему хватало в любые времена. Надя кормила кур — цып-цып — слышалось со двора. И вдруг резкий сигнал авто…

— Это за тобой приехали. Вставай, «невеста»! — с загадочной улыбкой сказала Надя, входя в комнату. — Быстро одевайся и смотри у меня.

Я надела сарафан, причесалась, вышла во двор. Артур и Володя стояли у раскрытого капота машины и что-то обсуждали.

— Я в Сочи по делам еду, хотел предложить вам экскурсию, — сказал Володя. — Не составите компанию?

— Ну надо же как повезло, — подхватила Надюша. — Она как раз собиралась

— Не смей отказываться, — шикнула она. — Лови шанс. Мужик отличный. При должности

Через 15 минут мы уже поднимались в сторону Сочи. Тихо играла музыка, мы молчали, но через некоторое время я не выдержала и стала подпевать моему любимому певцу, Володя тоже подхватил, и это разрядило обстановку.

Потом мы уже говорили без умолку, как старые друзья, вспоминая прежние времена, поездки, встречи… Мысли были созвучные и жизненные оценки близкие. Мы были люди одного поколения, одного круга. Скованность, с которой я поначалу не могла справиться, ушла, мне было легко с этим человеком.

В Сочи у Володи были дела, он извинился и оставил меня погулять на набережной. Я недолго в одиночестве наслаждалась морским воздухом и курортной атмосферой, он появился, как-то очень просто приобнял меня и сказал: «Пойдем обедать! Жутко проголодался».

Я не отстранилась, не возмутилась, Его рука лежала на моем плече так естественно. Совсем не хотелось притворяться, что мне это неприятно…

За бычками, за крабами

…Уже вечерело. Мы сидели на открытой веранде ресторана, смотрели на море и молчали. Я вдруг поймала себя на мысли, что за весь проведенный вместе день мы ни разу не обращались

к теме семей, детей, мужей, жен, даже наших профессий. Нам было просто приятно вместе. У нас было множество других тем для разговоров, нам было хорошо даже молчать.

Вокруг танцевали пары. И мне захотелось танцевать. Давно у меня не было этой возможности. Я ждала, стеснялась напрашиваться.

— Сейчас будет медленный танец. И я тебя приглашу танцевать. Не возражаешь? Грации не обещаю, но чувства будет много, — улыбнулся Володя.

— Всем сразу станет ясно, что со мной происходит..

Мы танцевали и танцевали. Это было пьянящее чувство молодого счастья. Нам снова было по двадцать…

Вернувшись домой, мы еще посидели под акацией, поговорили, и он уехал, сказав, чтобы я ждала, и что он скоро приедет. Меня уже больше не тянуло на море, мне неинтересны были встречи со знакомыми. Убегали дни моего короткого отпуска. Я каждый день ждала его и ругала себя за то, что позволила войти в свою жизнь обычному курортному ловеласу. Ведь все уже так устоялось за последнее время — работа, дети и больше ничего. И вдруг — чувство! Зачем? Тебе же, голубка, сорок. Очнись! Нужна ты ему, старая курица!

…Он появился на пятый день утром также неожиданно, как и в первый раз. Я услышала гудок автомобиля и выскочила во двор, едва прикрывшись халатом. Он бежал по тропинке ко мне.

— Ты скучала?

— Да…

— Собирайся, поедем… Не хочу больше без тебя!

Я не спрашивала, куда мы поедем. Мне было все равно, я просто очень хотела быть с ним — пусть час, пусть день или три дня, но только рядом с ним.

Мой отпуск кончился. Теперь я дома. Море осталось в романтической дали, синее, теплое, ласковое.

«В следующее лето непременно научу тебя ловить крабов. А еще будем ходить в море за бычками. Не боишься?» — спрашивает мой муж. Согласно киваю: будем ходить, будем ловить, а бояться не будем. Я на все согласна. Я тону в его пронзительно-голубых, почти детских глазах. У меня любовь! Оказывается, в сорок все только начинается…

Это интересно...

Оставить комментарий

avatar