Теперь я храню деньги в бюстгальтере

Все мы знаем хотя бы из фильмов и книг, что в по­лиции существуют картотеки разного рода мо­шенников. Но вот что мне любо­пытно — есть ли свои картотеки у самих мошенников, точнее ска­зать, есть ли у мошенников кар­тотеки их жертв? Запоминают ли воры-карманники в лицо обрабо­танных ими ротозеев и недотёп, чтобы при случае их снова «по­щекотать»?

Интересует меня этот вопрос неспроста: дело в том, что я закон­ченная рецидивистка.

Сколько раз обещала себе завязать, сколько раз пробовала начать новую жизнь, но увы… Горбатого, как говорится, только могила исправит.

И опять я таскаю за спиной расстёгнутую сумку, или кошелёк из моего кармана торчит так со­блазнительно, что даже прохо­жие меня вечно отчитывают.

И всё повторяется: «Госпо­ди! — вскрикиваю я на кассе, вы­тряхивая из сумки всё содержи­мое в поисках кошелька. — Опять деньги спёрли!»

Мне думается, что щипачи нашего района давно меня при­метили и полюбили. Они уже хо­рошо изучили мои маршруты и повадки.

Если я еду в 17-м трамвае в сторону от центра, значит, у меня есть деньги, потому что в той сто­роне находится большой торго­вый центр. Если я еду с сыном, обработать меня надо быстро и непременно в трамвае, потому что в торговом центре я буду, как сайгак, бегать за сыном по лома­ной траектории: от игровых авто­матов к кинозалам, от катка к стойкам с попкорном и мороже­ным, и настичь меня будет не­просто, а от денег я очень скоро избавлюсь самостоятельно.

Если же я еду в ту же сторо­ну, но одна, можно позволить се­бе удовольствие от неторопли­вой охоты, с оттяжечкой, потому что я собралась на шопинг и буду несколько часов бродить из ма­газинчика в магазинчик в поэти­ческом трансе.

С меня даже можно на вре­мя спустить прицел, увлечься кем-то ещё и вернуться ко мне уже на обратном пути в трамвае, потому что, скорее всего, все деньги я сохраню, так и не ре­шившись что-нибудь купить.

Нет, я не конченая идиотка. Конечно, после очередной кражи я веду себя очень осторожно, прячу деньги в самых потайных местах: под крышкой фортепья­но, например, которое я исполь­зую в качестве секретера, потому что сын мой теперь играет на синтезаторе; между стеной и книжным шкафом, потому что они туда случайно свалились — ну и бог с ними, пусть пока полежат, продукты на ближайшие дни я ку­пила, а в субботу придёт в гости Мишка и отодвинет шкаф.

Как-то летом я поразила кас­сиршу аптеки, достав из декольте сарафана детскую зимнюю пер­чатку со скелетом (кошельки на тот моменту меня закончились), в которой лежал единственный стольник. Но проходит совсем не­много времени, я успокаиваюсь, расслабляюсь, покупаю новый ко­шелёк и опять бросаю его в сумку, которая легкомысленно болтает­ся где-то за спиной.

Это интересно...

1
Оставить комментарий

avatar
новее старее большинство голосов
Нонна
Гость
Нонна

Умные учатся на ошибках дураков, дураки — на своих. Внимание, вопрос: как называется человек, который не учится даже на своих ошибках???