Он так сильно в неё влюбился, что решил поджечь весь посёлок

Житель станицы Вёшенская 20-летний Сергей Ковалёв влюбился. Подумаешь, скажете вы, миллионы людей влюбляются. Но Сергею не повезло — он влюбился заведомо безответно: женщина была старше него почти на десять лет и состояла в законном и счастливом браке.

Анастасия Дугина работала медсестрой в хирургическом отделении районной больницы, куда однажды доставили Сергея с вывихом руки. В приёмной Ковалёв столкнулся с красавицей Настей и, как пел Высоцкий, «увидел её и погиб».

Он пытался ухаживать за женщиной как умел. Настя шла на работу — Сергей следовал за ней шагах в десяти, можно сказать, провожал. Караулил у дома, прятался за угол и неожиданно выскакивал, когда появлялась Дугина. Звонил по телефону, просил позвать Анастасию, а потом молчал и дышал в трубку. Влюблённый просто пытался привлечь внимание прекрасной дамы к своей персоне.

И превратил её жизнь в ад.
Пожаловаться мужу Настя не могла — боялась, и не только за себя. Павел Дугин занимался тяжёлой атлетикой. Впрочем, ему бы даже не понадобилось бить малорослого и худого Ковалёва — одним своим богатырским видом Павел мог напугать Сергея так, что тот начал бы заикаться.

Когда же Ковалёв окончательно достал Анастасию, она рассказала о своей проблеме матери ухажёра, работавшей в той же больнице. Та поговорила с сыном, после чего Сергей резко оставил Настю в покое. Но как быть с любящим сердцем, ему ведь не прикажешь? И тогда в голове молодого парня родился дерзкий, наивный и совершенно безумный план.

Ковалёв знал, что муж Анастасии работает водителем в пожарной части. Огнеборцев в районе осталось не так уж и много, вот Сергей и подумал: если пожаров в Вёшенской станет намного больше, пожарные физически не будут успевать все их тушить. Начнутся звонки сверху, вызовы на ковёр, бесконечные проверки. На пожарных ополчится начальство — своё и чужое, а кое-кого даже уволят за профнепригодность. А значит, есть шанс, что и Павел Дугин останется без работы. В семье начнутся проблемы.

Найти достойное место в глубинке практически невозможно, и пожарному придётся уехать куда-нибудь на вахту. Настя останется одна и, возможно, от одиночества и свалившихся бед наконец-то обратит внимание на Сергея.

Так себе планчик. Но влюблённые, чтобы добиться взаимности, хватаются за любую соломинку.

Бензин в качестве горючего для поджогов Ковалёв отмёл сразу — боялся получить ожоги. А вот вата, пропитанная одеколоном, показалась парню идеальным орудием преступления.

Первый раз Ковалёв вышел на дело в четыре утра. Подкрался к дому четы Карповых и подпалил большой стог сена. Пока пожарные ехали, копна весом три тонны и стоимостью 9 тысяч рублей сгорела почти полностью. Из безопасного места Сергей с удовольствием наблюдал, как брандмейстеры суетятся, заливая водой, а значит, приводя в окончательную негодность то, что не успел уничтожить огонь.

«Ничего, — думал Ковалёв. — Это только начало. Вы у меня ещё побегаете!»
Первый успех окрылил поджигателя. Скоро от ваты, пропитанной одеколоном, запылало сразу три стога, а Сергей прикидывал, как ему перейти на новый уровень — палить одно только сено парню уже наскучило. Жилые дома он поджигать пока не решался — боялся, что люди могут не успеть из них выбраться. Ничьей гибели Ковалёв не желал, он ведь сражался не с земляками, а всего лишь с ненавистным пожарным, стоявшим между ним и его любовью.

Сарай супругов Веселковых показался Ковалёву прекрасным объектом для следующего удара по сопернику.
Пожилые муж и жена держали в сараюшке корову и двадцать кур-несушек. Увидев, что у помещения запылала крыша, Веселковы вызвали пожарных и стали эвакуировать живность. Ни скотина, ни птица не пострадали, а вот имущество оказалось уничтоженным: убыток Веселковых составил почти 30 тысяч рублей.

Поджигатель входил во вкус. Незадолго до Нового года он сделал «подарок» местному жителю Лямцеву, подпустив ему красного петуха в деревянный флигель. Правда, бросить тень на пожарных здесь не удалось: благодаря тому, что они сработали оперативно, половину строения смогли отстоять.

Среди огнеборцев выделялся крупный, почти квадратный Павел Дугин; он хотя и был водителем, но в спасении флигеля принимал такое же участие, как и весь расчёт. И при этом даже не подозревал, что является косвенным виновником пожара.

Спустя месяц ещё один флигель превратился в гигантский факел. Пока следователи гадали, кто же у них в станице жжёт сараи и пристройки, Ковалёв потирал руки от удовольствия. Он не знал, что его огненная эпопея подходит к концу.

Ещё в школе Сергей читал о Герострате, который, чтобы прославиться, сжёг одно из семи чудес света — храм Артемиды. Ну что тут сказать? Неудачник. Ради своей возлюбленной житель станицы Вёшенской Ковалёв совершил целых 12 поджогов, восемь из них стали эпизодами уголовного дела, поскольку налицо был значительный материальный ущерб.

Хотя Сергей был не матёрым уголовником, а просто ещё не повзрослевшим пацаном, прятался он весьма умело — после поджогов сразу домой не бежал, уходил в противоположную сторону. Но всё равно, несмотря на все попытки запутать полицию, Ковалёв попался.

После двенадцатого пожара, когда полицейские уже знали, что имеют дело с серийным поджигателем, они обнаружили на месте преступления следы — накануне как раз выпал свежий снежок. У дороги следы исчезли, но далеко впереди оперативники увидели человека. Кто гуляет в пять часов утра зимой по станице? Ковалёва немедленно задержали и доставили в отделение. При обыске у него изъяли остатки ваты, пропитанной одеколоном. Припёртый уликами к стене, Сергей сознался, что именно он устраивал пожары.

В ходе следствия выяснилось, что Сергей не пироман — просто человек вот таким нецивилизованным способом боролся за свою любовь. Как всё-таки здорово, что не у всех незадачливых влюблённых в соперниках ходят пожарные!

Это интересно...

Оставить комментарий

avatar