Не нужно ругать детей за их шалости

Даже став взрослыми, мы иногда нет-нет да и возвращаемся в детство или сравниваем себя с нашими подрастающими детьми: а вот мы такими не были или, наоборот, были точно такими же…

Мне тогда было, наверное, года три. Жили мы в большом дружном бараке. Днём в нём оставались почти одни дети, предоставленные самим себе, взрослые работали. А если кто-то из взрослых присутствовал, то присматривал лишь за тем, чтобы мы не сожгли барак. Кухня общая, а в углу большая железная печь-буржуйка. Вот на кухне мы, дети, и собирались — шумели, играли.

Однажды кто-то из ребят случайно толкнул меня на раскалённую печь, и, чтобы полностью на неё не упасть, я вытянула вперёд ручонки. Раздался мой оглушительный, душераздирающий крик. Прибежали взрослые и оторвали меня от раскалённой поверхности, оставив на ней поджаренную кожу маленьких ладошек. Не буду описывать дальнейшее лечение и боль, но, разумеется, я эту печь потом стороной обходила.

Построили у нас на улице новое место общего пользования, и я решила сходить туда и посмотреть, что это такое. Зайдя внутрь туалета, видно, сильно хлопнула дверью, и деревянная щеколда закрылась сама. Увидев большую дыру, я пришла в ужас, попыталась выбраться наружу — не получилось, и меня обуял такой страх, что я начала орать со всей мочи.

Ведь до задвижки мне было не достать! Хорошо, что рядом люди проходили, вытащили меня оттуда, перепуганную.

И вот опять родителей нет, и у нас в комнате собралась детвора. Поперёк помещения была протянута верёвка, на ней сушили бельё. Один из мальчиков решил по ней, как скалолаз, поползать. Поползал. Верёвка его веса не выдержала, оборвалась, и мальчик с грохотом упал, ударившись о кровать. Пришёл в себя, и мы опять стали придумывать, что бы ещё сделать.

Придумали. Стали в спинку кровати между прутьями засовывать по очереди свои головы. Ни у кого не пролезала, а моя пролезла. А вот обратно — ни в какую. Так и пробыла в плену до вечера, пока отец не пришёл с работы.

В те далёкие годы многие продукты были дефицитом, тем более вкусные: конфеты, печенье… Мне, наверное, было лет пять, и меня послали в магазин за хлебом. Пока стояла в очереди, совсем забыла, зачем пришла. Передо мной все брали изюм. Подходит моя очередь, и спрашивает меня продавец:
—    Что тебе, девочка?
—  Изюма на все денежки, — ответила я.

Придя домой, получила разнос. Мама кричит, подзатыльники отвешивает:
—    Я тебя за чем посылала?
Тут-то я и вспомнила, за чем… Ведь на последние деньги изюма взяла.

А потом я помню, как у нас открылся клуб и мы впервые туда пошли с ребятами из нашего барака. Конечно, купив билеты, мы попали не на первые ряды, а подальше. Ну и страха натерпелись! Вдруг свет погас, и на нас понёсся огромный поезд! Раздался чей-то крик. А один дедушка даже снял валенок и запустил в экран, ведь сидел же в первом ряду, а тут махина на него несётся! Включили свет, навели порядок и продолжили показ фильма.

А на день рождения купили мне заветную куклу. Какая это была радость! Но продержалась она у меня недолго. Мы с ребятишками решили проверить, что находится у неё внутри. Вата! Описывать не буду, что потом случилось, но это была первая и последняя кукла в моём детстве. Кукол я уже себе потом сама покупала, когда выросла.

Очень хорошо помню, как пошла в школу. Помню, как после первого класса родители впервые отправили меня в лагерь, в который я ехать не хотела. Там я была недисциплинированным ребёнком. С утра все на зарядку, а я с одеялом под кровать — и спать. Но меня находили, и тогда я от них пряталась в лесу. Меня все ищут, а я сплю под каким-нибудь деревом. А когда закончился срок и надо было возвращаться домой, в лагере разожгли большой костёр и дарили подарки тем, кто отличился. А мы, пятеро самых хулиганистых мальчишек и я, на линейке получили взыскание и остались без подарков. Больше в лагерь меня не отправляли.

Я прожила в Якутии, в посёлке Чульман, с 1955-го по 1960-й. Привезли меня туда трёх лет от роду. А потом мы уехали на другой конец страны, в Заполярный. Помню, поезд стоит какие-то минуты, родители с чемоданами и сумками торопятся и бегут к своему вагону, я бегу за ними, и всё бы хорошо, но тут паровоз даёт сильный гудок, и я с испуга даю дёру в другую сторону. Отец бросает мать с чемоданами (правда, ей уже там помогает проводник) и бежит за мной. Догнал в хвосте поезда, и ему пришлось запрыгивать со мной в руках на ходу в последний вагон. Я частенько слышала от родителей, что мне нужно было родиться мальчишкой, а не девчонкой.

В Заполярном новая школа и новые друзья, подруги. Опять длинный барак и весёлые соседи. Каждый день что-то происходило. Ругались семьи, были и драки, а мы, дети, любопытные: выйдем в коридор и уши навострим, а родители гоняют нас…

На Новый год родители решили поставить ёлку. Тогда, в 60-е, игрушек ёлочных не было, наряжали, кто как мог, своих зелёных красавиц. Вот и мы тоже. Вместо снежинок — вата. Родители ушли отмечать к соседям, а их дети пришли к нам. И вот мы зажгли на ёлке свечи. Сами потушили свет, сели на пол, любуемся. Что вата уже горит, мы не сразу поняли. Красота-то какая! А когда до нас дошло, что горим, ёлку уже полностью охватил огонь.

Выскочили в коридор и кричим что есть мочи: «Пожар!» Открываются все двери соседей, а их 18 семей в бараке. Отец влетает первым и хвать горящую ёлку, и об пол, и давай её с соседями тушить, а на столе дыра зияет. Родители лупят своих детей, ну и мне досталось тоже. Мать как вцепилась в меня, отец потом еле разжал ей руки. Вот был бы Новый год, если бы мы барак спалили!

Я решила перейти на животных. Принесу котёнка домой, а утром его нет. Так было несколько раз. Только потом поняла, что, уходя на работу, отец прятал котёнка в карман и уносил. Тогда я перешла на собак. Ведь собаку- то в карман не посадишь. Раза с четвёртого собаку мне оставили, чтобы было чем меня занять.

У соседа был велосипед, и однажды я попросила, чтоб он меня прокатил. Посадил он меня впереди на раму, и мы поехали. Для удобства я решила чуть-чуть переместиться. Вдруг вижу, что мы налетаем на одиноко стоящий столб. Падаю прямо в лужу лицом. Ну надо же! Один столб — и именно в него передним колесом угодить! Смеха-то было, когда глядели на меня, мокрую курицу!

Я уже давно взрослая тётенька, и мне до сих пор приятно вспоминать небольшие шалости. Поэтому и своих детей я всегда прекрасно понимала и редко ругала.

Это интересно...

Оставить комментарий

avatar