— Нельзя в вашем возрасте быть такими беспечными! — отчитывала нас цыганка

Эта история приключилась со мной более четверти века назад. В декабре 1991 года я, первокурсница факультета журналистики Ташкентского университета, успешно сдав сессию, возвращалась домой.

Признаюсь, учеба вымота­ла меня изрядно. Нам, заочни­кам, ввиду того, что аудитории были постоянно переполнены, приходилось торчать в универ­ситете практически с утра до вечера, карауля свободные по­мещения и втискиваясь в плот­ный график преподавателей. Потому из микрорайона, где жила моя двоюродная сестра, я уезжала рано утром, а возвра­щалась ближе к полуночи.

У коллеги, учившегося кур­сом старше, сессия заверши­лась одновременно с моей. Поэтому в обратный путь в по­езде Ташкент — Карши мы отправились вдвоем. Первые несколько часов поездки с увлечением обменивались впе­чатлениями от учёбы и препо­давателей. Не обошлось и без новых знакомств: рядом с нами в плацкарте ехала шумная ва­тага работников обкома комсо­мола, возвращавшихся с ком­сомольской конференции.

Домой мы направлялись с подарками и сувенирами для родных и близких. Ташкент в те годы славился своими удиви­тельно аппетитными тортами и пирожными, вот почему каж­дый, кто попадал в столицу рес­публики, обязательно прихва­тывал с собой коробочку-дру­гую. Не стали исключением и мы, как-никак Новый год через два дня. Увесистые пакеты были битком набиты сладкой выпеч­кой и невероятно вкусными ко­фетами фабрики «Уртак».

В поезде быстро образо­валась шумная и весёлая ком­пания, мы все ровесники, так что перезнакомились очень бы­стро.

Рядом ехала цыганская бабушка, которой дети довери­ли сопровождать в Карши малолетних внучат от шести до десяти лет. Под неусыпным контролем пожилой женщины ватага вела себя чинно и скромно — хватало строгого взгляда, чтобы беготня прекра­тилась. Благообразные ребя­тишки чинно глядели в окно, за которым простирались бес­крайние узбекские степи.

Кому-то из нас пришла в голову идея отметить в вагоне-ресторане сразу три события: окончание сессии и комсо­мольской конференции, знакомство друг с другом, ну и, са­мо собой канун Нового года.

В вагоне-ресторане оказа­лось малолюдно, многие пасса­жиры уже сошли на промежу­точных станциях, поэтому никто нас не беспокоил. Сидели дол­го. Лишь когда поезд прибыл в Самарканд, от которого до на­шего областного центра рукой подать, мы с ужасом осознали, что все наши вещи, верхняя одежда, документы и подарки остались в плацкартном ваго­не — в полном распоряжении цыганского семейства!

У девчонок подкосились ноги, у ребят помрачнели лица: неприятно попасть в такую ис­торию накануне нового года. Поэтому в свой вагой мы даже не бежали — понуро плелись, понимая, что своих пожитков уже не найдём. Бабушка с внучатами могла сойти ма лю­бой станции, ищи-свищи те­перь ветра в поле.

Каково же было наше изумление, когда, вернувшись на свои места, мы встретили говорливых соседей в полном составе! Мало того, пожилая цыганка отругала нас всех по первое число — как ругала своих малолетних внуков за провинности.

— Что вы себе позволяете, а? — бушевала она. — Ушли нес­колько часов назад, а я сиди и карауль ваши вещи! Скажите спасибо, что мне до конечной, а то бы враз недосчитались своего барахла, люди-то в по­езде всякие едут. Нельзя в ва­шем возрасте быть такими бес­печными!

Она ещё долго негодова­ла. Мы, подобно ее внучатам, стояли, опустив головы, и без­ропотно слушали нотации. А потом как-то вдруг, не сгова­риваясь, всей честной компа­нией бросились к бабушке-цы­ганке, расцеловали ее в обе щёки, кто-то из ребят даже поднял ее на руки и покружил по вагону. Старушка растеря­лась. растрогалась до слёз, не понимая, как дальше быть — то ли продолжать отчитывать нас за легкомыслие, то ли прос­тить, как своих неразумных внуков.

Каждый из нас тут же по­дарил пожилой женщине по ко­робке торта и конфет, вызвав восторженные вопли малень­ких цыганят, а мой коллега Му­рад накинул ей на плечи цветастую шаль — одну из двух, которые вёз в подарок собст­венной бабушке.

Столько лет прошло, а я до сих пор благодарна этой жен­щине за ее жизненный урок.

Это интересно...

Оставить комментарий

avatar