Досадно и смешно: приняла троллейбусного кондуктора за потенциального кавалера

Они встретились в троллейбусе. Не в новеньком кондиционированном и сияющем свежей краской щёголе, а в потрёпанном труженике городских магистралей. Старичок пережил тысячи часов пик, десятки ремонтов, ему давно пора на покой, но рачительный директор депо не торопится списывать его в утиль, а выводит на маршрут в спальные районы. Если же в центр — то, как сейчас, поздно вечером.

Пыхтя и покачиваясь, троллейбус подъехал к очередной остановке, со скрежетом распахнул двери, и в салон вошла удивительная девушка в голубом плаще. Можно было бы подробно описать ее высокий чистый лоб, обрамлённый шелковистыми пепельными волосами, продолговатое лицо почти без косметики, большие ясные глаза, красивого рисунка губы. Но как передать то общее ощущение строгой чистоты, несомненного ума и хорошего воспитания?

Она села на свободное место, аккуратно расправив полы плаща, и уставилась в айфон. Притихли три подружки-стрекотушки, всю дорогу обсуждавшие неведомого Никитоса, «напившегося в сосиску». Молча уставилась на новую пассажирку мужская компания на задней площадке.

Приосанился дедуля в молодежной бейсболке и с палочкой в руках. А красивый парень,  сидевший возле средних дверей, так и вовсе перестал дышать.

Я обратила на него внимание, едва вошла в троллейбус. Вот где, скажите на милость, шляются кастинг менеджеры? Почему юноша, рядом с которым прославленные голливудские красавчики выглядели бы простачками трясется в грязноватом троллейбусе, а не блистает на большом экране?

В его больших карих глазах плещутся тоска и стеснительная неловкость. Он не отрывает взгляда от девушки и грусть сменяется восхищением пополам с горестным недоумением. Ну почему проказница судьба подарила встречу с девушкой его мечты в таком неромантическом месте?

Все эти эмоции так явно читаются на лице парня, что я по неволе начинаю переживать. «Да плюнь ты на антураж! — мысленно уговариваю я. — Подойди к ней заговори, не прошляпь свой шанс. Вы будете изумительно красивой парой!»

Но он колеблется. Вздыхая, оглядывает полупустой салон, зачем-то шарит по карманам, ёрзает на продавленном сиденье. «Не тормози! — молю я чуть ли не вслух. — Иди к ней, ведь у тебя ость отличный повод. Ну же, ну!»
И, будто услышав мой призыв, он решается.  Встаёт со своего места, нерешительно подходит:

— Девушка…

Я громко выдыхаю. Интуиция не подвела. У парня приятный голос с интеллигентными интонациями, обладатель такого голоса не злоупотребляет обсценной лексикой даже в сугубо мужской компании, никогда не скажет «ихний» и не запнётся, произнося фамилию датского философа Кьеркегора.

Она поднимает голову, и от столкновения их взглядов салон старенького троллейбуса наполняется теплыми золотистыми искрами и еще чем-то, не имеющим названия, — то ли флюидами, то ли музыкой горних сфер. На ее лице появляется легкая, чуть кокетливая улыбка, будто говорящая: «Ну-ну, я понимаю, что ничего оригинального ты не изобретёшь, и всё же попробуй меня удивить. Я готова слушать.»

— Девушка, — повторяет он, — оплачивайте проезд.

Она вздрагивает, переводит взгляд с лица парня на его поясную сумочку, набитую мелкими купюрами и монетками, и ее лукавая улыбка сменяется обычным для жителей большого города выражением холодноватого отчуждения.

Красавица протягивает деньги,  получает взамен талончик и снова утыкается в телефон. Он неловко потоптавшись рядом, возвращается на своё место, волоча ноги и неся на плечах всю тяжесть мира. А ей досадно и смешно. Надо же так обмишулиться: принять троллейбусного кондуктора за потенциального кавалера! Ведь она была почти готова изменить собственным принципам и познакомиться в транспорте, а он хотел всего лишь денег за проезд.

Девушка в голубом плащике выходит возле метро, даже не глянув на парня, и растворяется в вечерней полутьме. А я стыжусь и страдаю вместе с несчастным. Ну что за беда занесла его на эту не благодарную должность? Почему красавчик и несомненный умница днями напролет произносит один и тот же стандартный призыв «оплачиваем проезд» и отрывает талончики? Он может быть кем угодно — актёром, переводчиком, журналистом, преподавателем,  да пусть хоть менеджером в магазине электроники! А вместо этого взялся за работу, не требующую ни ума, ни особых навыков и подходящую разве что бойкой пенсионерке.

Моя остановка была следующей. Проходя мимо красивого кондуктора, напряженно уставившегося в окно, услышала его негромкий шепот сквозь зубы:

— К чёрту! К чёрту!

Кажется, троллейбусное депо вскоре потеряет одного из своих сотрудников. Только это уже ничего не изменит.

Это интересно...

Оставить комментарий

avatar