Детская обида уже не пройдёт

Кажется, это был пятый класс. К нам пришла новая учительница истории, даже не новая, а новенькая, сразу после пединститута, с нестандартными, как ей казалось, идеями. Она мне понравилась.

И вот учительница дает домашнее задание: написать рассказ, действие которого происходит во времена рабовладельческого строя. А я к пятому классу была девочкой не просто начитанной, но перекачанной литературой, как бодибилдер анаболиками, причём добровольно. К тому же напичканная всякими фантазиями, любила что-нибудь написать или нарисовать.

Рабовладельческий строй? Да ради бога! Я как раз взахлеб читала повесть Конан Дойла — Затерянный мир. Среди цветных репродукций из журнала «Работница», висевших у нас на стене, была «Всадница» Брюллова. Я выбрала ее потому, что на картине кроме всадницы изображена маленькая девочка, она стоит за оградой балкона, как за решеткой, и всаднице на нее совершенно наплевать, а у лошади передние ноги угрожающе приподняты.

Еще вспомнила рассказ мамы. Будучи беременной, она попала под лошадь, с тех пор у неё на ноге вмятина. Из всего этого получился роскошный рассказ, жаль не сохранился, даже сюжет не до конца поманю.

В общих чертах дело было так. Юную рабовладелицу звали Глэдис, ее злобного отца — Сэлинджер (влияние сэра Конан Дойла). Глэдис была прекрасной наездницей, в которую влюбился раб. В раба я превратила девочку с картины Брюллова. Злобный Сэлинджер был против такого мезальянса, и Глэдис по прихоти отца растоптала юного прекрасного раба лошадиными копытами.

Чудо что за рассказ получился! Я его еще и проиллюстрировала. Глэдис была отдаленно похожа на главную героиню «Всадницы», лошадь отдаленно напоминала настоящую, под ее копытом корчился раб с какой-то гравюры, он у меня получился лучше всех.

Новенькая учительница поставила мне четверку. Потом оставила после уроков и сказала буквально следующее:

—  Поставила тебе четверку только за старание. Если нет своей фантазии, пиши по учебнику, а переписывать всем известную книжку нехорошо.

Как я рыдала! Очень продвинутая была у меня учительница истории -«известную книжку» она узнала в сочинении пятиклассницы.

Страх перед плагиатом остался со мной на всю оставшуюся жизнь, и эта детская обида, очевидно, уже не пройдет.

Если вспоминаю эту историю, муж говорит:

—  Глупая, она тебя так похвалила! И когда ты уже напишешь эту самую «всем известную книжку»?

Это интересно...

Оставить комментарий

avatar