Следователь сказала: «Я тебя не отпущу!» — и сдержала слово. Следователь там царь и бог.

«Без бумажки ты букашка, а с бумажкой — человек». Сколько раз мы слышали эту фразу, поражаясь магическому воздействию нужного документа.

И наоборот, беда была, если не оказывалось в наличии заветного листочка с подписями и печатями-штампами.

А ведь от «бумажки» порой зависят не только наши благополучие и уверенность в будущем, но и сама жизнь.

В нашей стране в последние месяцы начали задерживать много людей, заключать их под стражу — будто правоохранительные органы внезапно «проснулись».

За решёткой оказались в первую очередь те, до кого раньше не доходили руки. Тем не менее подобная активность всегда пугает, как и любые действия, производимые по приказу сверху. В народе ещё свежи воспоминания о недалёком прошлом, когда тысячи невинных попали под каток лжеправосудия, в том числе и потому, что кому-то не терпелось показать своё рвение и отчитаться перед начальством о проделанной работе.

Именно это произошло и с моей семьёй. Я до последнего надеялась на справедливость, но, увы, так её и не добилась.

Я — мать четверых детей. Трое рождены в первом браке, в обычной российской семье, в которой было всё — и печали, и радости, но не было уважения к женщине и уже не было любви. И вдруг к сорока годам Бог подарил мне чудо — встречу с моей истинной половинкой, настоящую любовь, замужество и рождение дочери.

Окружающие восприняли этот брак неоднозначно, они не поверили во взаимность наших чувств. Дело в том, что мой муж Марат по национальности узбек, он намного младше меня, без жилья и российского гражданства. Это и стало главной причиной наших бед.

Мы счастливо прожили в браке семь лет. Марат снискал уважение и у моих повзрослевших детей,и у соседей,и у знакомых. Он заботливый отец, внимательный муж и очень трудолюбивый человек, никогда не пил и не курил. Марат должен был получить российское гражданство, его документы находились на стадии оформления, но, как всегда, не хватило времени и денег на то, чтобы довести начатый процесс до конца.

Всем известно, сколько у нас платят мигрантам и как трудно им достаётся заработок. Ежедневная работа с четырёх утра до позднего вечера, выходной день только один. Марат работал грузчиком на маленькой продуктовой базе, совмещал сразу несколько профессий, не отказывался от любой посильной работы. Я сейчас сижу дома с маленьким ребёнком, да и здоровье в последнее время всё больше подводит.

В тот день всё шло как обычно. 26 ноября 2012 года подъехала машина с товаром; это были знакомые — Марат раза два уже имел с ними дело. Он, как всегда, начал загружать в багажник коробки с продуктами, перекинулся с клиентами парой ничего не значащих фраз. В этот момент подъехала ещё одна машина, из неё высыпали люди, скрутили всех, включая моего супруга, и увезли в неизвестном направлении.

Трое суток я не знала покоя, не имела представления, жив мой муж или нет. Обращалась в полицию, звонила знакомым, но всё было бесполезно — человек исчез среди бела дня, и никто не хотел мне по мочь. Я ломала голову и тщетно пыталась выяснить, кто именно увёз Марата. Если это полиция, то о праве на один звонок знают сегодня даже дети. Если же бандиты, то куда и к кому обращаться, где искать мужа?

На третьи сутки знакомые подсказали, что есть ещё одна структура, которая почему-то не даёт в полицию сведения о задержанных, — наркоконтроль.

Поиски в этом направлении оказались успешными: мужа действительно забрали сотрудники Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. Но почему следователи не позвонили и не сообщили мне о его аресте? Они установили Марату меру пресечения — арест на два месяца. За что? Только за то, что мой супруг на вопрос «знаешь ли ты этих людей?» ответил «да»? Наивный ответ честного человека на хитро поставленный вопрос.

Оказалось, что клиенты, приехавшие за товаром, давно находились на крючке у сотрудников ФСКН и операция по их захвату была плановой. Проведённая экспертиза не показала наличия наркотических веществ в организме Марата, их следов не выявили ни под его ногтями, ни на одежде. Но следователь сказала Марату: «Я тебя не отпущу!» — и сдержала слово, по истечении двух месяцев мужа не освободили. Всё, больше никаких объяснений. Следователь там царь и бог.

Естественно, в суде этому «царю» верят больше, чем фактам, а человеческая судьба в расчёт да же не берётся. Я собрала деньги на адвоката — помогли все, кто знал Марата, — но даже адвокату с трудом удавалось пробиваться к следователю. Та была поражена, что у простого узбека может быть свой защитник в суде. Её интересовали только два вопроса: не фиктивный ли у нас брак (а ведь у нас дочка!) и действительно ли муж меня любит.

Адвокат нашёл в деле множество процессуальных нарушений, но и это не помогло. В конце концов даже он, не выдержав, прямо спросил следователя: «Зачем вам всё это нужно?» Но вопрос остался без ответа.
Все в один голос утверждают, что если бы у Марата было российское гражданство, то он уже давно вернулся бы домой, к жене и ребёнку. А нет гражданства — значит, пусть сидит. Кому-то, видимо, так спокойнее, да ещё и отчитаться можно: поймали «подозреваемого».

Но это всё эмоции. Если же обратиться к фактам, то я, многодетная мать, осталась без кормильца и сейчас продаю домашнее имущество, так как судебные расходы уже достигли критической массы. А в СИЗО сидит невинный человек и не знает, что его ждёт и когда всё это закончится.

Какая польза от этого заключения? Решили напугать? Но Марат уже и без того получил сполна за долгие месяцы в следственном изоляторе. Кому выгодно превратить его в озлобленного, искалеченного правоохранительной машиной человека?

Гражданство по нашим законам Марату теперь уже вряд ли светит, так как его задержали за наркотики. Или кто-то почувствует себя счастливым, когда разрушится наша семья? Маленькая дочка всё время видит, что я плачу, из-за постоянного нервного стресса страдает моё здоровье.
Не понимаю, за что его так строго наказали? Марат — честный человек, служил на границе, он трудяга и семьянин, всегда и везде проявлял себя только с положительной стороны. Неужели у нас сажают только за то, что ты с кем-то знаком? Ведь знать человека — не обязательно быть в курсе того, чем он занимается. Но даже если кто-то и посвящён в дела своих знакомых, это не значит, что нужно сразу бежать в полицию и докладывать обстановку: «Мне кажется, что Иван Васильевич задумал что-то нехорошее и, наверное, это нехорошее прячет у себя в квартире».

Во-первых, полиция не обязательно отреагирует на нашу бдительность, а во-вторых, вероятность того, что Иван Васильевич откупится и на следующий день придёт и устроит проблемы тебе и твоей семье, к сожалению, весьма велика.

Это и делает людей равнодушными. Помогать следователю, который сам нарушает закон, никто не захочет. Очень страшно, когда судьи спят на заседаниях, а от них в этот момент зависит чья-то судьба. Ещё страшнее, когда правда никого не интересует, а факты подгоняются по чьему-то желанию. Продолжается бесконечная гонка за количеством посаженных, а не за теми, кто действительно угрожает жизни граждан и безопасности страны.

Это интересно...

Оставить комментарий

avatar