Плача, добавила одно: «Я спасала свою женскую честь»

Телефон в дежурной части Мотовилихинского района Перми зазвонил под утро. Сонный дежурный неохотно снял трубку. Срывающийся женский голос принадлежал 20-летней Саше Фотиной. Саша сообщила, что зарезала в своей комнате в коммуналке человека — случайного знакомого её сожителя. Плача, добавила одно: «Я спасала свою женскую честь».

На место незамедлительно вы­двинулась следственно-оператив­ная группа. В комнате Саши на полу в луже крови действительно лежал труп мужчины. На теле криминалис­ты позже насчитали восемь глубоких ножевых ран. Хозяйка, вызвавшая полицию и признавшаяся в убийст­ве, находилась в прострации, она сидела, низко опустив голову. Ря­дом в люльке мирно спал младенец, на столе стояли пустые бутылки, стаканы и прочие остатки нетрезво­го пиршества.

Пока одни оперативники до­прашивали подозреваемую, дру­гие решили поговорить с соседями по коммуналке. Сонно моргая, её обитатели все как один твердили: «Ничего не слышали и не видели». Одну из соседок разбудить не уда­лось — настолько крепок был её пьяный сон. Проснулась она только часам к одиннадцати утра, когда в коммунальной квартире уже пол­ным ходом шла проверка показа­ний на месте. Спросонья дама даже не поняла, в чём дело, почему везде снуют и суетятся следовате­ли. Вспомнила, что накануне пила с соседями из той самой комнаты. А ещё позже вдруг обнаружила, что её драгоценности бесследно ис­чезли.

— Пока допрашивали Сашу, явился её сожитель, — рассказывает следователь Наталья Лебедева. — Тут же запричитал: «Жёнушка моя родненькая, что случилось, как же так…» Мне сразу не понравилось его неискреннее поведение.

Сашу и её сожителя Диму за­брали в отдел, посадили в разные кабинеты. Несмотря на юный воз­раст, задержанная уже была знако­ма местным правоохранителям: ус­пела отсидеть пару лет в тюрьме за наркотики. Следователям сразу бросилось в глаза одно обстоятель­ство: Фотина была довольно хруп­кой девушкой, её рост едва дости­гал 150 сантиметров, а восемь но­жевых ран были нанесены в грудь с большой силой. Любой эксперт под­твердил бы, что удары нанесены яв­но мужской рукой.

— Я взяла разговор с Сашей на себя, — вспоминает Лебедева. — Го­ворю ей: «Саш, я же тебя знаю, я те­бя сама в суд отправляла, много ча­сов мы с тобой тогда в беседах про­вели. Не стала бы ты незнакомого мужика в дом пускать, пусть даже он и представился приятелем Димы. Да и не из тех ты, которые ведут се­бя так, что к ним мужики лезут. Так что если надеешься выгородить со­жителя — зря, никто тебе срок из-за ребёнка не скостит. О сыне лучше подумай».

Пока Саша думала, дознавате­ли в другой комнате растолковыва­ли Диме уже с мужской точки зре­ния, что негоже мать своего ребёнка в тюрьму отправлять, лишь бы себя отмазать, — не по понятиям, мол, это. В итоге через пару часов пароч­ка, страдая от похмелья, рассказа­ла, как дело было.

Сошлись Саша Фотина и 20-летний Дима Полин не­сколько лет назад. Оба только что освободились после тюремного срока за нарко­тики и кражи. Сразу стали жить вместе. Через год Саша родила мальчика, но на прежних привыч­ках молодых людей это никак не сказалось. Уложив ребёнка спать часов в десять вечера, они регу­лярно отправлялись на ночной промысел, главной целью которо­го был всё тот же героин.

В тот роковой вечер в дверях столкнулись с возвращавшейся от­куда-то пьяненькой соседкой Ирой. Ира была, в общем-то, положи­тельной женщиной, работящей и при деньгах, но имела один грех — иногда крепко выпивала. Ребята тут же взяли Иру в оборот, раскрутили на совместную выпивку. Пили в комнате Саши, но Дима ни на се­кунду не забывал, за чем именно они собирались выйти из дома. «Ширнуться» хотелось очень силь­но, а денег не было.

Мысль у Димы возникла сама собой: а зачем куда-то ходить? Всё уже само пришло — прямо к ним в руки. Ближе к полуночи, когда дамы в очередной раз вышли покурить на улицу, Дима прошмыгнул в коридор. Как он и предполагал, дверь Ириной комнаты была не заперта (соседка несколько раз за время пьянки отлу­чалась к себе). Дима зашёл в комна­ту к соседке и стащил оттуда 15- граммовый золотой браслет и золо­тые серьги.

Потом компания ещё выпила, а спустя полчаса пьяная Ира кое-как побрела к себе спать. Парочка же отправилась на «точку» за зельем.

Саша и Дима по пути забрели в торговый павильон и в смежную с ним забегаловку. Здесь-то и познакомились с 22-летним Владом Киселёвым. Разговорились, выпили за встречу. Сказали, что есть золотишко, надо толь­ко его грамотно сдать нужным лю­дям. Новый знакомый оказался пар­нем их круга, вполне понимающим. Он сразу намекнул Диме, что знает, где можно скинуть цацки подороже, а заодно и «герычем» разжиться. Дима охотно согласился.

— Саш, мы прогуляемся с Ди­маном, — сказал девушке Влад, за­бирая бутылку пива со стола. — Ты пока тут, около магазина, нас подо­жди минут десять, а то место там не­спокойное, мало ли что…

Саша не возражала. Потом Ди­ма говорил, что не помнил, как всё началось. По его словам, они завер­нули за угол, и тут Влад внезапно ударил его бутылкой по голове и по­пытался отобрать золото. Однако голова Димы выдержала, парни сце­пились в пьяной драке. Дима даже успел навалять нападавшему как следует, пока появившаяся на шум Саша не разняла обоих.

— Прекратите! Хватит! — закри­чала девушка.

— Ладно, кореш, замнём, — не­ожиданно улыбнулся Дима. — Но тогда ты нас угощаешь.

Влад вытер кровь с губы и хму­ро кивнул. Парни сумели помирить­ся и даже раздобыть героин.

— Пошли к нам, оттянемся! — предложил Дима Владу.

Троица вернулась в коммуналку уже ночью. Как потом признался Дима, он сразу затаил на Влада злобу: не по понятиям, когда вор у вора крадёт.
Однако убивать неприятеля прямо на улице не решился, поэтому и заманил недруга к себе «на мировую».

В комнате в самый разгар пьянки Сашин сожитель внезапно схватил нож и ударил Влада в грудь:

— Это тебе за крысятничество! — процедил он и нанёс ещё несколько ударов, чтобы наверняка.

Саша из-за выпитого алкоголя и шока даже не могла ничего сказать. Дима спокойно вымыл руки. Потом растормошил девушку и стал уговаривать её взять вину на себя:

— Скажешь, что этот хмырь полез к тебе, хотел изнасиловать. Ты спасала свою честь и испугалась за ребёнка. А он у нас маленький — тебе поверят.

Саша послушно кивнула. Дима второпях опохмелился, быстро оделся и уехал к своей матери. Нож девушка вымыла, насухо вытерла, немного подержала в руках и вызвала полицию.

Это интересно...

Оставить комментарий

avatar