От родного сына отказался

Рядом с нашим посёлком есть еще один, сейчас наполовину нежилой.

А в пятидесятые годы там был богатый процветающий леспромхоз, лесобаза, тарный цех, столовая, четыре магазина. Перед зданием управления высаживали розы, и те цвели — на наших-то Северах!

В поселке постоянно проживало человек четыреста, да еще сезонных рабочих нанимали около двухсот.

Году в 55-м заведующим базой лесоматериалов был такой Василь Василич, его назначили на эту работу из Ленинграда, по воспоминаниям тех, кто его знал, интеллигентнейший человек. А у Василь Василича имелся четырёхлетий сынок Ванька.

Среди прочих ребятишек мальчик выделялся тем, что вечно ходил в соплях. Причем в соплях грандиозных, фонтанирующих и нескончаемых.

А еще у Ваньки была мечта — стать пастухом. Ничего ему в жизни больше не нужно было, никакие самые интересные игры не привлекали: хочу быть пастухом, и точка! Пришлось Ванькиной маме сшить ему холщовую суму через плечо, а Василь Василич сплел сыну маленький, но настоящий кнутик. С таким снаряжением, как настоящий пастух, Ванька гулял по поселку.

И вот однажды председатель леспромхоза зашел зачем-то на базу и поднимаясь на крыльцо бросил взгляд на ребятню. А там — Ванька, как всегда весь в соплях, через плечо сума, в руках кнутик.

— Это чей же такой мальчик? — спросил председатель Василь Василича.

— Откуда мне знать, понаделано тут всяких! — ответил тот.

Потом Василь Василич зашел на базу и говорит кладовщице:

— Зинаида Петровна, вы знаете, что я сейчас сделал? Я же от родного сына отказался!

Прошли годы, Ванька вырос в отличного умнейшего мужика, пастухом так и не стал — не сбылась его детская мечта. Зато окончил один из ленинградских вузов.

Но фраза отца: «А кто его знает, понаделано тут всяких» — навсегда осталась в его памяти.

Это интересно...

Оставить комментарий

avatar