Задавил ребёнка и пошёл за пивом

Моей старшей дочери Лидии 33 года, она живёт в Якутии.  Двенадцать лет замужем, есть сын-пятиклассник Пётр, почти отличник.

В тот злополучный день Петя возвращался из школы. Был конец октября, уже смеркалось — на Севере ведь осенью темнеет рано. Когда мой внук переходил дорогу, вдруг вспыхнул яркий свет, потом он почувствовал сильный удар. «Меня ослепили фары, а дальше я ничего не помню», — рассказывал потом Петя. Его сбила иномарка, промчавшаяся на бешеной скорости. Поскольку в Якутии конец октября — это уже практически зима, мальчик был одет в пуховик и тёплую меховую шапку. Наверное, именно пуховик и шапка спасли ему жизнь. Но не уберегли от страшных травм.

Если бы Петеньку откинуло в сторону, было бы ещё полбеды. Но, как на грех, его школьный рюкзак зацепился то ли за трещину в бампере, то ли за какую-то деталь в днище автомобиля. За рулём иномарки находился пьяный водитель, молодой человек,  назовём его Г. Он не остановился и продолжал лететь дальше.

Всю эту жуткую картину видели несколько свидетелей. Они стали кричать водителю, махать ему руками  — остановись! Г. просто не мог не видеть стольких людей, выбежавших на дорогу. И не мог не почувствовать, что его машина тащит по льду живого ребёнка. Но Г. даже газ не сбавил. Наоборот, он стал ещё больше набирать скорость. Я не знаю, почему он так сделал. Может, был на столько пьян, что вообще ничего не соображал. Но думаю, что на самом деле он просто испугался за свою шкуру и таким диким способом хотел уйти от ответственности. Я узнавала потом — лихачи так часто делают.

Рядом с Г. в автомобиле сидела девушка. Она-то точно не могла ничего не заметить. И она его не остановила. Этот ирод бросил машину и, не обращая никакого внимания ни на окровавленный след, оставленный машиной, ни на беспомощного изувеченного ребёнка, скрылся. Как выяснилось позже — пошёл за пивом. Видимо, мало выпил!

Петю протащило по земле полкилометра. Хорошо, что, когда машина остановилась, рядом оказались добрые люди. Я до сих пор не знаю их имён, но хочу от души поблагодарить их за чуткое сердце и за то, что они вовремя помогли моему внуку. Они подняли машину, отцепили израненного ребёнка,  не побоялись запачкаться кровью. Сразу же вызвали «скорую помощь», собрали все Петины вещи, точнее — те кровавые лохмотья, что от них остались. До сих пор не могу понять, как Петька выжил после этой «кровавой бани». Ребёнка тащило по обледенелому грунту с такой силой, что в рюкзаке даже карандаши в пенале были переломаны. С ботинок отлетели замки, а сама подошва стёрлась почти до основания.

Спасибо работникам  «скорой» — те сразу же позвонили Петиным родителям. Когда моя дочь Лида и зять приехали, то не узнали сына. Голова у него была вся изодрана, распухла и превратилась в кровавый шар. Очень сильно пострадала одна нога — ткани в нескольких местах разорвало почти до кости. Кроме того, ребёнок получил ожоги груди и живота III степени — обжёгся о выхлопную трубу. Пришлось накладывать десятки швов.

Несколько дней Петя был без сознания. Дочь две недели от него не отходила, ей пришлось даже уйти с работы. Потом — два месяца сплошных болей, бесконечных болезненных процедур, перевязок. Но, слава богу, мальчик наш выжил! Никаких слов не хватит рассказать, с каким трудом он вновь вставал на ноги, снова учился ходить.

Когда Петя опять пошёл в школу, Лида вынуждена была каждый день водить его за руку, как маленького, потому что теперь внук боится машин и особенно — переходить дорогу. Когда дочь с семьёй приехали к нам летом в отпуск и мы ездили купаться на пруд, я заметила, что Петруша стесняется раздеться, прикрывает руками следы страшных ожогов. До сих пор они его беспокоят.

Потом были суды. Много судов. Дочь наняла адвоката. Но этот Г., вместо того чтобы раскаяться и признать свою вину — при стольких-то свидетелях! — тоже прибег к услугам юриста, по-видимому, хорошего. И тот всё так лихо провернул, что Г. отделался только лишением прав на два года. И всё!

Никакого другого наказания он не понёс, хотя налицо были отягчающие обстоятельства — вождение в пьяном виде с нарушением всех правил, нанесение тяжких телесных повреждений, за что вообще-то дают три года лишения свободы.

Суд назначил Г. выплатить материальную компенсацию семье Лиды. Вот уже два года прошло, но он не заплатил нам ни копейки. Говорит, что беден и средств, чтобы выплатить компенсацию, у него нет. Да ещё утверждает, что материальные претензии излишни: якобы моя дочь хочет воспользоваться удобным моментом и сорвать с него «бабки». И приговаривает при этом: «Чего ко мне прицепились? Ведь ребёнок не погиб. Лучше бы радовались, что он живой».

Самое абсурдное в этой истории то, что Г. почти два года пишет во все инстанции жалобы — мол, его слишком строго наказали.
Представляете — не мы обращаемся в прокуратуру и суды, чтобы добиться справедливости, а этот человек считает себя несправедливо наказанным!
Я не стану судить Г., для этого есть суд гражданский и суд Божий. Я верю, что справедливость всё равно будет восстановлена.

Но мне хотелось бы попросить всех водителей быть предельно внимательными на дорогах.
Если уж пришлось выпить, даже немного, — не садитесь, пожалуйста, за руль. Лучше вызовите такси, чтобы не случилось такого несчастья, как у нас. Умоляю: не портите жизнь себе и другим людям!

Это интересно...

Оставить комментарий

avatar